Воспоминания о будущем
Как мы все помним, в России на последних выборах случились небывалые доселе фальсификации. В связи с многочисленными и вопиющими нарушениями законности в Новосибирске вышло на площадь аж под 5000 человек. А ведь по данным прессы и партийных наблюдателей, грубые фальсификации у нас были выявлены только на одном участке в Дзержинском районе. И то на нём результаты выборов уже признаны недействительными. В Новосибирской области, скажем, КПРФ вообще набрала большой процент. Неужели он был сфальсифицирован?
Итак, налицо странность: на улицу массами выходят искренне возмущённые люди, а грубых нарушений по области раз-два и обчёлся. Как так?
Как мне кажется, в возмущении масс сыграла незаметную, но весьма важную роль одна история, в которой мне довелось поучаствовать. Это — массовый выезд наблюдателей из Новосибирска в Кемерово.
Начну с момента времени примерно за 2 недели до выборов. ЛДПР за хорошие деньги организует массовый выезд наблюдателей в Кемеровскую область. В основном, наблюдатели — молодые люди от 20 до 30 лет, и отнюдь не профессионалы. Хотя кое-кто так подрабатывал уже не первый раз.
Что насторожило: когда на нескольких занятиях давали общую установку, «что делать и как себя вести», никто даже слова не сказал о том, что нужно считать избирателей по головам.
Зато долго говорили о том, что члены УИК — это такие монстры, которые уже 20 лет фальсифицируют выборы. О том, как они будут себя вести, дабы отвлечь наблюдателя. И в тот миг, когда наблюдатель в очередной раз спустится за лестницу выпить коньячку с каким-нибудь из членов УИК — случится самое страшное: вбросят кипу сфальсифицированных бюллетеней, и т. д. и т. п.
Всё вроде бы ничего, мотивируют народ на серьезную работу. Но есть странности. Вот как объясняли набор наблюдателей из Новосибирска: мол, если вы наблюдатель и работаете в своем городе, то на вас могут оказывать административное давление, и, в принципе, возможна ситуация, когда угрозы будут реализованы: вы потеряете работу и вообще никогда не сможете устроиться в родном населённом пункте. А когда наблюдатели из другого города, то такая проблема не возникает, и люди могут работать спокойно.
Дальше хотелось бы остановиться на настроениях УИК, по крайней мере, из Кемеровской области.
По всей стране перед выборами прошла волна информации в СМИ, что якобы выборы будут тотально сфальсифицированы. Уже перед выборами все были настроены на то, чтобы искать фальсификации, которые ещё по сути и не произошли.
Если посмотреть на ситуацию со стороны членов ИК, то это, несомненно, ощутимое давление на них. В добавок, ситуация с массовым выездом наблюдателей ещё больше нагнетает обстановку.
В УИК работают люди. Все люди, как известно, совершают ошибки. А в стрессовой ситуации ошибки совершаются чаще. Члены УИК начинают нервничать на почве того, что ситуация, и так не простая, ещё больше усложняется. Естественно, до истерики дело не доходит, но определённый напряг в этом есть. Также в ходе общения на участках выяснилось, что членам УИК рассказали примерно такую историю: «ЛДПР наняла уголовников. Они на выборы приедут, и будут тут свои порядки строить. Нельзя этого допустить, поэтому будьте внимательны и не расслабляйтесь!». Или, вместо легенды об уголовниках, использовали: «Профессионалы, натасканные так, что мама не горюй, даже малейший косяк заметят, и будут строчить жалобы мильонами».
В итоге к моменту выборов на местах подготовлены две стороны, заряженные на противодействие друг другу. Так как выезд массовый, и народ в основном молодой-горячий, то по факту — была собрана критическая масса, готовая рвануть при определенных обстоятельствах.
На каждый участок ЛДПР направила по паре приезжих: одного оформляли как наблюдателя, а другого — как “представителя прессы”. Штат местной газеты ЛДПР на время выборов резко увеличился за счет новосибирцев, и она по масштабу стала, наверно, самой большой региональной газетой в РФ.
На участках практически сразу же начались конфликты, так как всем “представителям прессы” выдавались видеокамеры, и некоторые начали снимать всё подряд. На что председатели УИК выразили недовольство (возможность видеосъёмки на участках — спорный вопрос). Потом постоянно возникали случаи, в которых конфликта можно было бы избежать, если бы не была искусственно взвинчена ситуация. В результате многих представителей прессы по-выгоняли. Прессинг и на наблюдателей был тоже не маленький, но в основном досталось “представителям прессы”.
Переходим к самому главному. Наблюдатели, вернувшись в родной Новосибирск, на работе или по месту учебы рассказали о жутком давлении, которое оказывалось на них в процессе выборов. Всё это — с красочными подробностями, так как сами участвовали и видели всё своими глазами. И вот эти люди, одни или вместе с теми, кого сумели расшевелить своими рассказами, идут на митинг 10 декабря в Н-ске, а потом и 24-го декабря. После разговоров с митингующими становится понятна точка зрения: «Да, в Н-ске фальсификаций не было или они были минимальны, а зато по всей стране сфальсифицировали вообще всё! И мы выступаем против этого!»
Можно было бы только порадоваться альтруистичности наших митингующих — не за себя любимых, за страну болеем! Однако по итогу получается, что вроде бы обоснованный протест в Новосибирске повисает в воздухе. На митинг 24-го числа пришло в пять раз меньше людей, чем на митинг 10-го декабря.
Думается, это потому, что гражданская инициатива гаснет без реального, практического применения. Если бы протест был организован по месту нарушений — он мог бы вылиться в дальнейшую работу по общественному разбирательству этих нарушений, контролем за уголовным процессом и наказанием виновных. А поскольку в Новосибирске грубых нарушений не было, то все, что остается — послать резолюцию в Москву и созвать народ покричать на новый митинг. Так что молодежь, в кои-то веки вышедшая на улицу из социальных сетей, вдруг опять оказалась в виртуальном мире политического театра, без конкретики и реальных результатов. Разочарование и возврат назад в интернет — закономерны.
А самый интересный вопрос: вот такой “продуктивный” предварительный настрой наблюдателей и членов УИК — это случайность или своеобразная “тренировка” срыва президентских выборов? В любом случае понятно: готовить наблюдателей на выборы можно очень по-разному

@темы: Выборы, УИК, наблюдатели